Italiano | Deutsch | Français | Român | Nederlands | Русский | 한국어 | 中文 | 日本語 | ภาษาไทย | Việt

Madison Morrison's Web / MM: The Sentence Commuted
Contemporary Скука

Contemporary Скука

Dimitri Babenko

Ставшая уже традиционной весенняя ярмарка современного искусства “АРТ Москва” 2004, со всей убедительностью показала, что идея ожидания смерти искусства, занимавшая умы художников ХХ столетия, трансформировалась в твердое убеждение в том, что это уже свер-шившийся факт. Несмотря на некоторый алогизм самого существования художника в данной ситуации, современные авторы (за редким исключением) чувствуют себя весьма комфортно, отказавшись от принципа иронии и деструкции, лежащего в основе московского концептуализма конца 90-х годов прошлого столетия, и не претендуя более на роль пророков или революционеров.

Сегодняшние русские художники-концептуалисты заняты не соста-влением посланий обществу, как прежде, но расшифровкой посланий коллективного бессознательного, материализующегося в объектах и ситуациях продуцируемых социумом. В основе современного русского актуального искусства лежит новое мышление, базирующееся на масс-медиа и террористическом и тотальном пиаре политиков. Отсюда высокая политизированность арт проектов современности. Одной из основных тенденций в сегодняшнем искусстве является переход из маргинальной зоны на территорию истеблишмента.

Для визуального искусства представленного на “Арт Москва” 2004 характерен отказ от попыток создания автономной реальности, и в этом идеи сюрреалистической революции терпят поражение. Идея искусства как Великого Отказа более не популярна. Но как показывает история, всякая революция, потерпевшая поражение и преданная, стремится взять реванш. И в этом смысле проблемы современного русского искусства, это проблемы перехода общественного строя от тоталитарного к постин-дустриальному, и вызванной этим переходом (конкретнее: мертвой зоной между этими системами) моральной и интеллектуальной дезориентацией. Так, например, московский концептуалист Олег Кулик, в одном из телеинтервью сказал приблизительно следующее: Неважно, что делает современный художник, важно то как он живет, интересен только сознательно избранный и воплощаемый им проект всей его жизни. Интерес к подобным мыльным операм, весьма характерен для репрес-сивной модели постиндустриального общества, в системе координат которого человек является товаром, который нуждается в постоянной рекламе для успешной продажи. Современная модель общества в отличие от тоталитарной - не подавляет, но соблазняет. В свете вышесказанного , просматривается параллель, между современными русскими художниками концептуалистами и русскими авангардистами начала века ХХ-го, которые также всячески поддерживали и приветствовали смену общественного строя. Возможно, из алхимического тигля русского концептуализма, в дальнейшем, выльется золото обновленного искусства, обращенного к вечным проблемам челове-ческого бытия. Пока же сбывается пророчество великого Марселя Дюшана, который сказал, что перформанс сумел открыть для искусства нечто абсолютно новое чувство скуки.

Библиография

1. Жаклин Шенье-Жандрон. Сюрреализм.Новое Литературное Обозрение. Москва. 2002

2. Екатерина Дёготь.Террористический натурализм.AdMarginem.Москва. 1998

3. Герберт Маркузе.Одномерный человек. Издательство Аст.Москва. 2003